ViatorSta (viatorsta) wrote,
ViatorSta
viatorsta

Category:

Возвращение флотской чарки...

Оригинал взят у shurigin в Возвращение флотской чарки...


...Как известно, нигде так прочно не придерживаются традиций, как на флоте. Веками морские обычая и традиции чтились и поддерживались новыми поколениями моряков и совершенно не случайно той же Британии флот веками называли оплотом консерватизма. Только недавно путём многолетних увещеваний и строгих приказов британскому адмиралтейству удалось отменить двухостлетний субботний тост Our Wives and Sweethearts. May they never meet! - "За жён и возлюбленных! И что б они никогда не встречались...", заменив его на нейтральный: Our Families! - "За наши семьи!"
В российском флоте традиции тостов нет, но традиция "флотской чарки" существует. Ещё со времён парусного флота в России существовала традиция — выдавать нижним чинам во время плавания ежедневную чарку водки (1/100 часть ведра, 0,123 литра, т.е. 120 граммов). В то время, когда на парусных судах авральные работы были особенно тяжелы, в особенности в штормы, алкоголь являлся возбуждающим средством. Во время простоя судов, в промозглой зимней Балтике, алкоголь спасал моряков от воспаления легких и тяжелых простуд.

Обычная чарка давалась в два приема — две трети перед обедом, одну треть перед ужином. Сам процесс выдачи чарки был обставлен на кораблях с определенной торжественностью. Боцман дудкой давал сигнал — «к вину». Баталер выносил емкость с водкой и по списку выкликал фамилии нижних чинов. Закусывать чарку чем-нибудь не полагалось. Непьющие получали деньги по статье (за не питое вино) в размере 2 р. 40 коп. в месяц.

После Октябрьской революции от традиции этой отказались, правда не везде. Если морякам "надводного" флота винной чарки больше не полагалось, то вот морякам подводникам вино было даже показано по медицинским показаниям.  Вино выдавали все годы совесткой власти, кроме приснопамятной горбачёвской борьбы с алкоголем, когда его  пытались заменить соками. Но очень скоро от этого отказались и морякам вновь стали выдавать сухое вино. Сохранилась эта традиция и в постсоветское время. Так, в соответствии с Постановлением правительства от 29 декабря 2007 N 946 , в автономном плавании вино сухое в количестве 50 граммов выдается на каждого члена экипажа подводной лодки:

"...военнослужащим в период плавания:
на подводных лодках (подводных крейсерах);
разведывательных кораблях Военно-Морского Флота с выходом из
военно-морских баз или пунктов базирования на срок свыше 6 часов;
б) икра зернистая лососевая - 5 граммов - экипажам подводных лодок
(подводных крейсеров) с атомными энергетическими установками, экипажам
дизельных подводных лодок, оборудованных вспомогательными атомными
энергетическими установками;
в) бараночные изделия - 20 граммов, мясо - 100 граммов, вобла
вяленая - 40 граммов, икра зернистая лососевая - 5 граммов, консервы
рыбные - 20 граммов, молоко цельное сухое - 35 граммов, сметана -
10 граммов, творог - 30 граммов, сахар - 10 граммов, мед - 10 граммов,
варенье (джем) - 15 граммов, шоколад - 15 граммов, консервы овощные
закусочные - 30 граммов, чеснок - 5 граммов, соки плодовые и ягодные -
400 миллилитров, фрукты свежие - 80 граммов, чернослив - 25 граммов,
курага - 50 граммов, лимоны - 15 граммов, вино сухое - 50 миллилитров,
соус остро-кислый - 10 граммов, масло растительное - 10 граммов, масло
коровье - 30 граммов - акванавтам в период подготовки и выполнения задач
методом длительного пребывания под повышенным давлением."


http://www.russianpeople.ru/ru/node/1449

Многолетние исследования НИИ Питания и Диетологии выявили благополучный эффект такого приёма алкоголя. После приёма сухого вина у моряков улучшается самочувствие, укрепляется имунная система, улучшается работа желудочно-кишечного тракта. Вещества содержащиеся в красном сухом вине благоприятно действуют на сердечно-сосудистую систему.
И вот на основании этих исследований Министерство Обороны России на прошлой неделе приняло решение о расширении перечня продуктов составляющих ежедневный рацион российских моряков. И с 1 мая 2015 года в него вводится ежедневная доза красного сухого вина в количестве 50 миллилитров для матросов-срочников и 75 миллилитров для контрактников и офицеров. Выдаваться вино будет ежедневно к обеду.
"Морская чарка" возвращается!


От себя.
Жаль, конечно, что не полновесная чарка (120гр) и не водка/ром.
Красочное описание процедуры принятия чарки можно найти у морских классиков, например, у Л.С.Соболева в "Капитальном ремонте" или у А.С.Новикова-Прибоя в эпичной "Цусиме".

"...Пойдем, что ли, в
кают-компанию, - уже к вину свищут!
На верхней палубе разливалась веселая дудка. На баке к извилистой
шеренге ожидающих матросов вынесли ендову с водкой. Старший баталер, важный
и серьезный, как священник, раздающий причастие, достал список пьющих и
строго оглянул придвинувшихся матросов.
- Куда навалились? За два шага стоять! Прольете!
Он несколько помедлил, ощущая свою власть над нетерпеливой толпой, и
только потом негромко добавил:
- Ну, подходи... фамилию громчее!
Матросы затихли, жуя языки и набирая этим слюны, чтобы очистить рот от
скверного вкуса, - завтрак в нем был шесть часов назад. Они стояли друг
другу в затылок, переминаясь с ноги на ногу, нетерпеливо подталкивая в спину
переднего и провожая глазами тех, кто уже, крякнув и утирая рот ладонью,
отходил в сторону, подмигивая остальным. Ендова владела матросской толпой,
поблескивая на солнце, притягивая к себе взгляды, мысли и желания.
Колыхавшаяся в ней сладковатая, острая, огненная жидкость одним своим
сверканием и легким, едва ощутимым на воздухе запахом заставляла пустые
желудки вздрагивать стенками, нервировала, подымала настроение. И если у
последних подошедших к шеренге матросов лица были еще равнодушными и глаза -
усталыми и сонными, то ближе к ендове лица оживлялись, глаза с жадной
устремленностью следили за откидывающимся затылком очередного, и слюна била
уже непрерывной струей. Ее проглатывали вместе с новой опрокинутой в чужой
рот чаркой.
Когда-то, в эпоху деревянных кораблей, эта чарка водки имела
гигиеническую цель: вечная сырость в матросских помещениях, согреваемых
жаровнями раз в сутки, требовала профилактических мер против простуды. Позже
к гигиенической прибавилась дисциплинарная составляющая: вино стало
антитезой порки, предметом поощрения: по чарке за лихую греблю, по двадцати
линьков - за вялую. Когда же парусный флот уступил место паровому, чарка,
утратив свою гигиеническую составляющую, утратила и поощрительную: награды
чаркой более не рекомендовались в видах попечения о народной трезвости. И
чарка заняла свое место в великолепном ряду флотских традиций, оправдываемых
смутно, но гордо.
На деле же чарка к 1914 году перешла в категорию экономическую и
политическую. Русскому человеку без водки - смерть; она сопровождает его от
крестин до заупокойной литии, она булькает по всему пространству Российской
империи, ее везут в самые глухие углы, где нет еще церкви и никогда не будет
школы, но где уже утверждена на избе зеленая вывеска казенной монопольки. В
росписи государственного бюджета казенная продажа питей занимает почти одну
треть дохода, - вся Россия пьет, пропивая и выблевывая в лужу ежегодно 900
миллионов рублей. Каждая женская, мужская, старческая и девичья душа
(носящая уравнивающее пол и возраст название "статистической") выпивает за
год одиннадцать бутылок водки. Почему же эта же русская душа, когда она
становится матросской, будет лишена общих национальных прав российского
гражданина? Несправедливость эта могла бы вызвать недовольство и так вечно
бунтующих матросов...
И государство великодушно вливает в матроса за пять лет его службы
восемнадцать ведер казенного очищенного вина, терпя, таким образом, как
будто ни с чем не сообразный расход в полтораста рублей на каждого.
Однако несообразность эта - только кажущаяся.
Изо дня в день, в течение пяти лет, дважды в сутки чарка водки падает в
матросский желудок точно рассчитанной порцией физического и психического
воздействия. Она пробуждает в матросе чувства благодарности за заботу:
"Поработал, вот тебе и вина стаканчик, дай бог здоровья!.." Чарка за чаркой
производит в матросе медленные, незаметные ему изменения, необходимые и
желательные: вино нарушает правильный обмен веществ, и в теле матроса
откладывается нездоровый жир, придающий ему, однако, внешнюю гладкость и
сытость, которыми не стыдно похвастать и перед царем и за границей. Вино
медленно разрушает нервную систему, ослабляет память, замедляет мозговую
работу, - так и должно быть, матросу задумываться вредно. Как и всякий
наркотик, оно становится необходимой потребностью - и матрос, попадая на
берег, заворачивает в первый от пристани трактир, где возвращает казне
великодушно подаренные ему деньги. Одновременно эта же потребность в выпивке
гарантирует флот от вредных сборищ на берегу и от желания понять вещи,
понимать которые матросу нет надобности.
Наконец, когда матрос, окончив службу, возвращается в деревню или на
фабрику, флотская чарка превращает его в могучее подкрепление жалким
полуведерным статистическим душам. Он продолжает пить свою сотку в день, три
с половиной ведра в год. В первые же пять лет свободной своей жизни он
возвращает казне истраченные на его чарку полтораста рублей (ибо на каждом
ведре казна имеет чистой прибыли шесть с полтиной); в последующие же годы
привычка, воспитанная флотской чаркой, даст уже прямой барыш... Так мудрый и
проницательный государственный ум сохраняет спокойствие на флоте и
безболезненно завоевывает внутренний рынок.
Впрочем, никто не заставляет матроса пить. Он может получить эти
полтораста рублей деньгами."
(с)Л.С.Соболев "Капитальный ремонт"
Tags: rum, водка, традиции, флот
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments